Ирина Млодик: Девочка на шаре.

Тема у розділі 'Філософія та психологія', створена користувачем Kara, 27 січ 2015.

  1. Kara

    Kara Книголюб

    Повідомлення:
    267
    Симпатії:
    291
    Стать:
    Жіноча
    [​IMG]
    Роман и психологическая статья, представленные в книге, иллюстрируют различные проявления мазохизма в нашей культуре.
    Мазохистами, с психологической точки зрения, принято называть людей, которые привыкли страдать ради других: к примеру, откладывать решение собственных проблем или вовсе не замечать их, занимаясь вместо этого судьбами других. Если вам иногда хочется сыграть значительную роль в чужой судьбе, сначала задумайтесь, насколько не оказывается обделенной при этом ваша собственная судьба. Если вы не верите в то, что именно вы являетесь творцами собственной жизни, вы провоцируете других людей поучаствовать в вашей жизни на их усмотрение.
     
    Seledo4ka та Stacey подобається це.
  2. Kara

    Kara Книголюб

    Повідомлення:
    267
    Симпатії:
    291
    Стать:
    Жіноча
    Эта книга необычна тем, что включает в себя роман как художественную иллюстрацию психологического нарушения (мазохистические особенности характера) и статью о сущности этого нарушения и возможностях психотерапевтической работы с ним.

    С точки зрения психологии мазохист - это человек, чьи желания и потребности с детства попираются, в результате чего он перестает ощущать свою человеческую ценность. Ему трудно заниматься собственной жизнью, он ищет и находит тех, кому готов служить и подчиняться. Не замечать усталости, боли, жары для такого человека намного естественнее, чем проявить заботу о себе. Способность выносить страдания и лишения - его главная гордость, способ получить любовь, стать морально выше других.

    Посвящая себя служению другим (например, своим детям), он ждет и обратного служения. Не обнаруживая его, он страдает, явно или неявно обвиняя в своих страданиях окружающих.

    Автор предлагает взглянуть на жизнь таких людей с двух сторон: глазами тех, кто живет рядом с ними, и глазами психотерапевта».
     
  3. Kara

    Kara Книголюб

    Повідомлення:
    267
    Симпатії:
    291
    Стать:
    Жіноча
    Интервью автора о самой книге Ч.1


    - Каков был замысел книги?

    Было две основных идеи. Я хотела сказать, что если мы знаем первопричину, почему мы стали такими, мы можем что-то изменить. А мы стали такими не в личностном контексте «здесь и сейчас», а в широком историческом, потому что нас так воспитывали, наших бабушек и дедушек так воспитывали. Мы пропитаны садо-мазохистской историей, культурой. Нам трудно не быть такими. То, что мы стали такими, не только наша личная ответственность, но и ответственность нашей истории. Более подробно о вопросах власти и насилия в семье я писала в своей предыдущей книге «Метаморфозы родительской любви», исследовала эту проблему в историческом аспекте, почему насилие у нас считается нормой. В «Девочке на шаре» я не стала затрагивать аспект православия, на котором построена наша система, наша традиция, потому что об этом надо было бы еще три книги написать, это большая тема. В нашей трансляции христианство - садо-мазохистская история: Христос страдал и нам велел. Христианский миф переработан по-особому, и людям очень трудно от этого мифа отстраиваться, очень трудно начать размышлять, о чем эта история на самом деле. Все это впиталось в нашу душу, в нашу психику.

    Вторая идея была о том, что у нас у всех есть мазохистическая часть. У всех. И хотела показать как у разных героев моей книги этот мазохизм проявляется. В здоровом мазохизме нет ничего плохого, это альтруизм, помощь другим, благотворительность. Меня как психотерапевта больше интересует больной мазохизм, который можно и нужно лечить методами психотерапии. Именно на этом я делала акцент. Но, истинная мазохистка, не осознающая эту свою часть, как раз мою книжку выкинет. Был хороший тест с моей книгой о нарциссах: все мои знакомые истинные нарциссы говорили «какая фигня, это не про меня». А от людей, которые знают о своей нарциссической части, я слышала: «тут все про меня». Для мазохистки эта книга будет во что-то попадать, будет неприятно, с этим не захочется иметь дело. Поэтому моя книжка для тех, кто может хотя бы чуть-чуть начать размышлять о самой природе мазохизма в себе, в семье, в обществе.


    - Как формируется личность мазохиста и как она может измениться в процессе терапии?

    В экзистенциальной психотерапии важную роль играет контекст. Я не мог не стать мазохистом, если я рос в семье садо-мазохистов, и это позволяет мне разделять ответственность. Да, я взрослый, но мою структуру сформировали другие люди. Довольно непросто обойтись с махиной прошлого, в которое вкючено воспитание, семья, история. Переработать это сложно, и терапия проходит через передачу части ответственности среде, в которой я вырос. Часть ответственности клиента состоит в том, что, осознав и пройдя терапию, он, возможно, будет лучше понимать кого выбирает себе в пару, как живет, и может быть сможет что-то менять. При этом потребуется поддержка государства, друзей и социума, он теперь умеет обращаться с этой поддержкой, брать ее и опираться на нее. Чисто мазохистическая фигура не умеет брать поддержку: «я все должна делать сама, меня так учили, я привыкла опираться только на себя».

    - Как в экзистенциальной психологии различаются понятия ответственности и вины?

    Ответственность - это ответ на ситуацию. У ребенка в семье, где вся власть и полномочия принадлежат родителям, очень мало возможности на что-то влиять. Что он может? Закатить истерику? Толку не будет, скорее, получит еще больше. У ребенка очень маленькая зона ответственности и вины. В чем он может быть виноват? Любимую мамину вазу разбил, вот максимум вины. Родители же обычно навешивают на него вины больше, чем есть реальной ответственности. Когда мы видим, кто за что отвечает, нам проще понять, у кого в руках власть.

    Условно за формирование мазохиста восемьдесят процентов ответственности - у окружения, двадцать - у самого человека. Пока мазохистка росла с мамой-мазохисткой и папой - садистом, ей было не вырваться. Но здоровым элементом в системе могло быть гуманистическое влияние извне: какая-нибудь родная тетя, которая демонстрировала ей другую модель поведения, не играла в семейную садо-мазохистскую игру. При наличии такой тети, соседки, психолога, еще кого-то мазохистка может воспользоваться двадцатью процентами ее личной ответственности и начать искать здоровую среду. Тогда все эти лозунги «возьми ответственность за свою жизнь» имеют смысл. Когда мазохистка начинает эту ответственность разделять и видеть, она находит уже совершенно другую поддержку от социума, не питающую ее мазохизм, а здоровую. Она находит другое окружение, она читает те же книги, смотрит те же фильмы, но видит в них уже другое. Она начинает видеть другое поле, которое поддерживает ее ненасильственную жизнь. Главная героиня моей книги из нездорового поля не выходит. Даже когда она видит другой образ жизни, она не верит.


    В терапии, которую я практикую, не поддерживается идея о том, что если ты стала мазохисткой - это твоя вина. Это твоя беда, и задача - разобраться не только почему ты ей стала, но и как. Если мазохист доходит до терапевта, это говорит о том, что в прошлом у него был хотя бы один человек, который смотрел на него вне его калечащей системы, который бы говорил: «Я виже тебя другим, я отношусь к тебе по-другому».

    Не считаю, что психотерапия - единственный путь к просветлению, очень поддерживаю идею социального влияния, отчасти книги пишу для этого. «Тетей» может стать социум, социальное поле будет говорить: «это не есть норма, этого не должно быть». Вроде незаметно, но важно, так происходят социальные изменения. Как с курением, например. Мы недавно ездили в Грузию и столкнулись с тем, что там в кафе нет мест для некурящих. А в России это стало нормой, мы этим пользуемся, нам это нравится, потому что мы не курим. Пять лет назад казалось, что защитить права некурящих невозможно, но это произошло. Несмотря на то, что проблема мазохизма у нас чудовищна, мы можем изменить отношение к ней. И не от одних мазохистов это зависит, от всего общества.

    - Почему среди героев - мазохистов в книге больше женщин

    Действительно, больше женщин. Но это общая проблема, есть и мужчины среди них. В моей книге это врачи.
     
  4. Kara

    Kara Книголюб

    Повідомлення:
    267
    Симпатії:
    291
    Стать:
    Жіноча
    Интервью автора о самой книге Ч.2

    - Главная героиня книги находится в ситуации семейного насилия со стороны ее мужа, как это связано с ее мазохистической частью?

    Инга находится в садо-мазохистской связке со своим мужем, и в этой связке он такой же страдалец. Мне хотелось показать, что в страданиях нет ничего возвышенного, это вообще-то болезнь. Но бытует такое мнение, что она - правильный страдалец, а он - плохой, неблагопристойный. Инга и ее муж равны в той боли, в которой живут. И такими их сделали родители. Мы могли бы помочь такой семейной системе, если бы говорили мужчине, что его реакция - это часть его истории, какого-то механизма. Он ведь не случайно женился на такой женщине. Они оба воспроизводят свои семейные истории. Не оправдывая никого из них, я считаю их страдающими людьми и страдающей системой вцелом. Самая большая беда в том, что люди, смотрящие на это со стороны, говорят: «все точно, он - придурок, она - бедняжка и молодец». Они окружены социумом, который поддерживает их игру. Схема эта настолько сложна, и выход из нее настолько труден, что надо начинать работать не только с этой парой, а с обществом, объясняя, что это игра на двоих, нельзя поддерживать эту игру. Сказать одной мазохистке «иди лечись», значит, ничего не сказать.


    В этой паре оба контролируют друг друга, и мазохист и садист. Те, кто может не контролировать парнера, в садо-мазохистские отношения не вступают. И еще один момент: они отличаются друг от друга, потому что пограничник отличается от психопата. Разница между пограничником и психопатом - разница между «хотеть убить маму» и «убить маму». Хотеть убить маму может практически любой, но реально убить маму - это психопатическая реакция, которая влечет за собой уголовную ответственность. В этой паре она ведет себя как пограничник, а он реагирует как психопат, потому что реагирует кулаками на провокации.


    Если смотреть с точки зрения глубинной психологии, то есть понятия мужской власти и мужской силы, а также женской силы и власти. Но нас так воспитывают, что мужчины пытаются уничтожить в женщине все женское, а женщины - переделывать мужчин. Мой посыл таков: давайте изучать природу мужского и женского и уважительно к ней относиться. Например, понимать про каждого конкретного мальчика, несколько велика его женская часть - анима. Она может быть слишком маленькой, и не факт, что от этого мальчику хорошо. Если он очень брутальный, он - герой и боец - идет в спецназ, но не понимает ни жену ни ребенка, не может быть чутким. Если анима большая, из него получится хороший преподаватель, психолог, он будет любить детей. Когда мы понимаем личность ребенка, мы можем помочь найти ему место в обществе.

    Если женщина обладает социальным неравенством, то выйти из таких отношений очень трудно. Вместо защитника у нее рядом насильник. Чтобы сбалансировать ситуацию, ей нужно иметь защитника вовне, в обществе. В странах, где все это правильно устроено, общество говорит: «я твой защитник, никто не имее права на тебя нападать». Но обвинение партнера не поможет разорвать порочный круг. Если запугивать агрессора, домашнее насилие будет уходить в тень и принимать все более изощренные формы. Я против того, чтобы просто говорить «бить людей - плохо». Нужно описывать явление: «вы можете бить, но это а) будет называться семейным насилием, б) за это последует юридическая ответственность, в) при этом вы - насильник, это влияет на вас вот так, на детей вот так и на жену вот так».

    Моя позиция, в итоге, состоит в том, что в случае обнаружения домашнего насилия или садо-мазохистской позиции в семье, не стоит искать «правых» и «виноватых», нужно помогать, паре, семье в целом. И еще разделять юридическую и психологическую ответственность. Юридически домашний насильник будет объявлен виновным и понесет заслуженное наказание. Тот, против кого проявлено насилие, будет считаться пострадавшим, и ему необходимо оказать помощь, защитить. Психологически он, также как и тот, против кого проявлено насилие, является «продуктом» своего прошлого, воспитания, социальной ситуации. Психологически они оба нуждаются в помощи по освобождению от садо-мазохистской модели, в которой давно живут, и к сожалению, передают ее своим детям.

    Если мы хоть сколько-нибудь стремимся стать зрелым обществом, нам, на мой взгляд, нужно перестать закрывать глаза на тему домашнего наисилия, и как минимум, стоит начать называть все своими именами. И выстраивать социальное отношение и действие, направленное на помощь таким семьям.
     
  5. Stacey

    Stacey Книгоман

    Повідомлення:
    3.289
    Симпатії:
    9.091
    Ага, а отсутствие психологического мазохизма родителей по отношению к детям считается почему то пофигизмом.
     
  6. Kara

    Kara Книголюб

    Повідомлення:
    267
    Симпатії:
    291
    Стать:
    Жіноча
    Ну да, а отсутстивие мазохизма у жены - инакомыслием)
     
  7. Seledo4ka

    Seledo4ka Книголюб

    Повідомлення:
    398
    Симпатії:
    642
    Стать:
    Жіноча
    дуже цікава тема, обов*язково треба прочитати цю книжку
     
  8. Kara

    Kara Книголюб

    Повідомлення:
    267
    Симпатії:
    291
    Стать:
    Жіноча
    у Млодик вообще много хороших книг, буду со временем выкладывать отзывы о любимых..
     

Поділитися цією сторінкою